Скачать, zip-doc 20 kb

ПАМЯТЬ СТАРОГО РЮКЗАКА

Этюды

Геология, наряду с медициной и богословием, относится к категории точных наук!
Э. Саенко.

Этюд четвертый

ПИСЬМО ЕЖУ

Наша судьба зависит от наших нравов.
Корнелий Непот.

Лучшему другу - лучшее письмо.
В. Демин.

Целовать не буду, ни тебя, ни Кэпа, ежели он поблизости. Потому как вы оба сегодня не брились. Ребята просили передать, что оба вы неисправимые Хамы. Пы - неврастеники! Передаю с удовольствием. Мы тут, в поте лица своего, корпим над дипломными проектами, а они, видишь ли, решили поработать? Трудно стало жить. Лучшие друзья, и те оказались прохиндеями. Кругом сплошное Жулье!

Все дела ваши сделал. С письмом экспедиции побывал у нашего ректора Глеба Павловича. Приятно иметь дело с геофизиком, понимает, что к чему. Он, правда, высказал предположение, что при таком раскладе дипломы будет писать партия, а не студенты ВУЗа, за которых он головой отвечает, пока не выгонит, с дипломом или без оного. Между прочим, умное предположение. Если вы будите писать диплом, то кто же закончит работу? Но когда я ему намекнул, что дело тут пахнет не только новым месторождением, но и новым методом разведки, он вами ужасно загордился. Просил передать привет, не забывать родной институт и чаще сообщать новости. Разрешил вам повкалывать, но не больше двух месяцев. И в начале января привезти готовые дипломные работы. Не вздумайте выкидывать новых фокусов. В конце концов, это не так страшно - двадцать минут позора, и кусок хлеба на всю жизнь!

Я тут тружусь, как могу. Из общежития меня, между прочим, уже выгнали. За небольшой скандальчик. Не в общежитии, конечно, в книжном магазине. Пошли мы с Саней Кудрявым литературу посмотреть, а там у прилавка шикарная волчья доха пристроилась, и на остальных желающих ноль внимания. У нас, правда, бушлатики были не весьма, сам знаешь, даже без крыс на вороте, но мы с Саней посчитали, что на место у прилавка они тоже имеют полное право. Тем более, если по делу. В общем, попросили мы сначала вежливенько эту самую доху подвинуться. Она, естественно, на бушлатики начхать хотела. Тогда мы ее сами, очень даже вежливо, в сторонку отодвинули, где места больше. А она обиделась, предложила выйти. Почему не выйти, если у человека такое горячее желание прогуляться. Тут мы, правда, опять пенку дали. Век живи, век учись, дураком помрешь. Времени было мало, далеко гулять не хотелось, завернули за ближайший угол, и вытряхнули этого начинающего нахала из шубы. О нем же беспокоились, в шубе кулаками несподручно было бы орудовать. Вежливо так вытряхнули, заботливо. Саня взял его за плечи, приподнял слегка, он и вывалился. Снежок несколько грязноват оказался, так другого в Свердловске нет, сколько бы мы не гуляли. Мне показалось, что отдохнуть он сам прилег, я к нему и притронуться не успел. А Саня вообще не ввязывался, ему некогда было, он доху держал, чтоб не запачкалась. Тут раздался свисток, и тоже очень вежливое предложение, кое-куда проследовать...

Остальное неинтересно. Мы же, дорогой, попали в то самое отделение, в котором работали в спецотряде по борьбе с недорослями. В этом году хотели продолжать, только со временем туго стало. Haш капитан чуть под стол не упал, когда нас пред его светлые очи поставили. Кузьму - лейтенанта помнишь? Он теперь уже старший. Ржал так, что водой пришлось отпаивать. Это когда Саня образно "демонстрировал" наше ангельское поведение и изысканную вежливость в конфликте с "козлом в волчьей шубе", который при этом комментарии тоже присутствовал в качестве потерпевшей стороны. А ехидничать, сам знаешь, Саня и любит, и умеет.

Все было бы в порядке, если бы этот козел не оказался сыном какого-то "пупа" местного масштаба. Он ему быстренько позвонил, получил указания, состряпал заявление, и потребовал составления протокола по всей форме. Капитан все это просмотрел, переспросил у козла фамилию, уточнил отчество, и заверил его, что по пятнадцать суток нам гарантировано. А Саня еще шубу боялся запачкать! Тут и на пять не тянуло, а за шубу если бы и добавили, то не больше суток.

Правда, когда этот козел слинял, капитан нам сказал, что это он для того, чтобы сынок о его принципиальности папаше доложил. Посоветовал нам в следующий раз быть бдительнее, и отпустил. Только папаша семейных обид, видимо, не забывал. И пришлось нам топать на административную комиссию. А там, в отдельном кабинете, за красным столом, два пенсионных крокодила, еле хвостами ворочают, и бегемот в юбке с накрашенными губами, с утра не в духе. Заставлять женщин работать с утра, это не гуманно, это крупный государственный просчет. Особенно, если за дверями ее ждет очередь на прием в два-три десятка. Безразлично, по какому поводу. У мужиков от такой очереди настроение падает, а женщины вообще из себя выходят, особенно если и муж ночью храпел. Тетка эта здорово нас штамповала. Мы в числе последних были, намеревались до обеда торчать, а освободились через полчаса. Минута на человека! Один из крокодилов докладывает, второй документы на следующего готовит. С нами, может быть, только небольшая заминка вышла. "Студенты... Драка в переулке... Без телесных повреждений... Потерпевшему испачкали одежду". "Пять суток и письмо в институт". "Тут еще сопроводительная Капитана... Отмечает хорошую работу в спецотряде милиции...". "Хорошо. Учтем. 50 рублей штрафа и письмо в институт". Учись работать, Еж!

Когда письмо прорезалось в институте, решал нашу судьбу сам Глеб. Не в ректорском кресле, конечно. Он ведь так и остается заведующим нашей кафедрой. Вызвал, поставил по стойке смирно, и дает вводную:

- Десять заповедей молодого строителя коммунизма!

- Глеб Павлович, - говорю. – Это же было в "Техкниге" у отдела геологии. Нас же там все продавщицы знают. Как же мы не могли выйти, если это предлагает какой-то пижон в шляпе с пером? Был бы позор для всего Горного института.

- А разве я Вас об этом спрашиваю? Я хочу быть уверенным, что мои студенты знают эти десять заповедей. И если нарушают их, то только в безвыходных обстоятельствах. Не виляйте, я этого не люблю. Не назовете все десять, выгоню из общежития. В назидание другим.

Начал я ему их перечислять, вспомнил шесть и застопорился. Он к Сане поворачивается.

- Продолжайте, Кудрявцев. Демин, как видно, выдохся.

А Саня понял, что нам все десять не вытянуть, и, как всегда в таких случаях, брякает:

- Я больше практик, Глеб Павлович. Отвлеченные понятия запоминаю плохо. Но историю КПСС я сдал на "хорошо", это я помню.

Глеб хмыкнул, сел за свой стол, постучал по нему карандашом, и рявкнул:

- Пошли вон. И в общежитии чтоб я вас больше не видел.

Пришлось снять комнатку в приличном доме, хозяин куда-то на Север подался, на лимузин зарабатывать. Ну, и мы ему теперь помогаем, по таксе. Со стипендии то нас Глеб не снял.

- - -

Начинал утром, заканчиваю вечером. Что-то в последнее время настроение у меня ни к черту, потому постараюсь покороче.

Каждому человеку не везет по своему. Одному круглый год, другому в воскресенье. Лично я люблю порядок, и здесь тоже приспособился так, чтобы полосы невезения в моей жизни шли точно по графику и совпадали со временами года. Так легче ориентироваться. Везет мне весной и осенью, не везет летом и зимой. Если все нормальнее люди летом толстеют, я худею. Если они влюбляются весной или на крайний случай летом, мне всегда приходилось заниматься этим делом замой, да еще перед экзаменами. Причем зимой, точно помню, с декабря по февраль, Но что-то и в этом деле у меня тоже начали наблюдаться сбои. После приезда огляделся, штиблеты надраил, и зашел к Аиде, подружке Лены. Она мне одну новость сообщила. Лена, мол, ждала меня, ждала, я не появлялся, ей стало скучно, и она вышла замуж. Я как раз у окна стоял, но удержался, на улицу не вывалился. Подоконник, правда, повредил немного, но это мелочи, починить можно. А на дворе была самая середина осени.

Я понимаю, что каждый нормальный человек хоть раз в жизни должен поскользнуться на арбузной корке. Но не в революционные же праздники, которые до того всегда находились в полосе везения. Привел в полную негодность праздничный стол, а головой угодил в таз со студнем. Пижон, который арбуз приволок, потом от меня два квартала галопом шпарил.

Ради справедливости замечу, что пока на нашей бедной планете времена года менялись в точном соответствии с проектом, по которому строили солнечную систему, ориентироваться как-то было легче, и к неприятностям всегда можно было подготовиться. Однако после появления телевидения погодой управляет уже не слепая природа, а симпатичней диктор центрального телевидения, не верить которой совершенно невозможно. Хотя бы в силу врожденного уважения мужчинами мнения симпатичных женщин, даже если это мнение полностью расходится с собственной точкой зрения. Фактор этот значительно усложнил ситуацию, и начал я попадать впросак. Иду теплым осенним утром на службу, вступаю на дощечку через канаву. К осени строители любят тротуары перекрывать траншеями. Это понятно - летом загорать надо. И хотя прямо передо мной по этой же дощечке протопал увесистый бугай весом не менее центнера, а по календарю у меня еще тот период, который по установленному порядку числятся нормальным, без каверз и подвохов, тем не менее, слышу "хрясь", и я в канаве! Хорошо, хоть водички там было ровненько по горло. Желающие меня из канавы выковыряли, я им первый же вопрос: "Что на сегодня объявила диктор о погоде?". Как и следовало ожидать, можно было бы и не спрашивать, на юге в этом году наступила необычайно ранняя зима, на протяжении последних ста лет такое случается впервые. Значит, у нас тоже зима наступила, только теплая и пока без снега. И никаких сомнений в этом быть не может, потому как в периоды везения в ямы с водой не летают. Ну, думаю, пора идти домой, прочихаться, и готовиться к неприятностям. А они уже тут.

Встаем мы с Саней на другой день, воскресенье, торопиться некуда, идем не спеша умываться. Ан нет, тут не только самим нельзя умываться, но и другим это занятие надо срочно прекращать. Живем мы на первом этаже, сам понимаешь, что получается, если в канализацию попадает что-нибудь вроде крупногабаритного огурца, а может быть даже и дыни. Тут главное оперативность, только успевай на чердак слетать, воду перекрыть, а что не успел, то твое, черпай ведерком, не надрывайся.

Весь подъезд, естественно, волнуется, завтракать хочет, щи варить и кашу, а кашу на одном масле не сваришь. Управдому звоним, слесарям, сантехникам, благо таблички с их телефонами в подъезде еще не выцвели, разобрать можно. Только те тоже не дураки, чтобы около телефонов сидеть. Вызываем такси, направляем делегацию. Привозит делегация управдома. Ничего человек, приличный, вежливый. Даже как-то неловко стало, что по пустякам в воскресенье беспокоим. На беду нашу не отказался взглянуть, даже в колодец во дворе заглянул, понимает, что к чему.

Жильцы, естественно, все при деле, ходят за ним, в глаза заглядывают. А он осмотрел что положено, и свою точку зрения излагает. Дыня, говорит, а может быть и что-нибудь поинтереснее, не иначе как у вас в подвальной трубе сидит, потому как в колодце все в порядке. А раз в трубе, значит, надо сначала выяснить, за пределами дома или внутри. Если за пределами, то домоуправление к этому никакого дела не имеет. Это городское хозяйство, нам туда по инструкции соваться не положено. А выяснять мы будем в понедельник, когда сантехник на работу выйдет. А может быть и во вторник, потому как понедельник у сантехников - день тяжелый. На заработках они по воскресеньям, в порядке частной инициативы. Таких же как вы обслуживают, нетерпеливых. Такса известная, по рублю с квартиры. Чаевые, естественно, жидкой натурой.

Тут женщинам пришлось удалиться, так как мужички больше по-иностранному начали изъясняться. Только управдомов такими вещами не прошибешь, они привычны. А частника где найдешь? Частник ныне тоже интеллигентный пошел, под забором не валяется, место в тени выбирает, и меньше чем за двадцатку с тобой разговаривать не будет. Тут, правда, управдом нам навстречу пошел, дал телефон соседнего ЖКО. Там у них, говорит, есть сантехник, с ним договориться можно. Мы интересуемся, может в родном ЖКО с сантехником договориться можно? Не выйдет, отвечает, ему как раз недавно жильцы звонили. Из соседних домов, что к другому ЖКО относятся. Он к ним подался.

В общем, ясно. Позвонили мы по телефону, договорились на двадцать пять, собрали, что надо, за часик нам это дело и исправили. Если иногда в газетах пишут, что от управдомов никакой пользы нет, то глубоко ошибаются. Польза должна быть, иначе какой бы дурак пошел управдомом работать? Не иностранному же языку на практике обучаться.

В этих хлопотах воскресенье пролетело незаметно. Тут я вспоминаю, что скоро у моей сестренки день рождения. А учится она совсем в другом городе, пешком не навестишь. Надо открытку послать, красочную, с цветочками. Открытки не нашлось, пришлось на почтамт направиться.

Вечером в автобусе народу, не протолкнешься. Еду. Стою за древней старушкой и пытаюсь защитить ее авоську, потому как проглядываю в авоське редкую вещь - пластинки Нью-Орлеанского джаза. Старушка попалась симпатичная, дисциплинированная, даже слишком. На выходе из автобуса красовалась надпись, что дверь открывается водителем. Старушка заспорила, что дверь можно открывать ключом, отмычкой (это когда воруют) и ломиком, если не жалко сломать замок или дверь. Но открывать дверь водителем до отмены уголовного кодекса она никак не согласна. Мол, у нее скоро день рождения, и она его собирается провести в кругу семьи, а не в КПЗ за хулиганку. Грамотная оказалась старушка, родной язык преподавала. Окружающее трудовое население ей разъяснило, что сама и виновата, не научила как положено изъясняться.

Несколько разгоряченный этим диспутом, отыскал я, наконец, здание почтамта и стал шарить по карманам, благоговейно осматривая автоматы и выбирая открытку поцветастее. Автоматов било три. У левого светились окошечки с открытками, и обнадеживающе горела надпись "Включен". У правого надпись не горела, но окошечки светились. В середине стояла машина, у которой ничего не светилось.

Отыскал я две двухкопеечные монеты, направляюсь смело к левому автомату, у которого все светилось, и запускаю монеты в щель. Автомат зашипел. Пока он шипел, успел прочитать, где какую кнопку нажать, и получить что задумал. Стал жать. Щелкнуло! Автомат перестал шипеть. Открыток не было. Кто-то, думаю, что-то напутал... Скорее всего, я сам.

Нажал все кнопки, что имелись в наличии - полное безразличие. Обиделся слегка и пристукнул автомат кулаком. Автомат решил со мной не связываться и выдал одну монету назад. Вторая, в виде штрафа за малый технический уровень моего сознания, осталась в копилке. Пришлось идти к киоску.

- Будьте добры, девушка, разменяйте на двухкопеечные.

- Я Вам не разменный автомат, молодой человек!

Понимать надо: купи газету - бери монету. Заработал сразу четыре монеты. Газету засунул в урну, их и дома хватает. Начинаю новую атаку.

Для начала повторил опыт с левым. Опускание монет я уже освоил, тут ошибки быть не должно. Автомат зашипел. Может подождать, пока сам не перестанет шипеть? Жду... Шипит... Нажал кнопку - открыток нет. Нажал возврат - автомат обозлился и оштрафовал на обе монеты.

Правый автомат проявил полную солидарность с левым. Ни открыток, ни монет извлечь из него мне не удалось. Пришлось отойти и логически осмыслить неудачу. На до мной кто-то издевался.

К автомату, у которого ничего не светилось, подошел человек, опустил монеты, получил открытку, и пошел дальше, насвистывая "Раскинулось море широко..."

Я тоже ушел. Желания повторить опыт у меня не было. Не было мелочи. И была полная уверенность, что этот автомат мне тоже откажет. Без поправок в графике везения и невезения не обойтись, это стало очевидным.

Вот так оно, Еж! Доха, управдом, почтамт, Аида - перепуталось все. А может быть это и к лучшему. "Ибо кто из людей в состоянии постичь умысел божий? Или кто может уразуметь волю господню?". Это из книги премудрости царя Соломона, которую я сейчас почитываю. Для успокоения нервов, конечно. Плохо, когда ботинки не скользят, теряешь бдительность, а враг не дремлет. Приедешь, зайдешь к Лене, передашь от меня привет.

С наступающим Новым Годом, Еж! Не скучай, но помни: пить много вредно. Мало тоже. Во всем нужна мера. Первым это сказал, к твоему сведению, афинский законодатель Салон, по совместительству - поэт. Правда, по другому поводу, но это не столь важно. Древние греки так уважали Салона, что даже вино пили разбавленным, один к одному, много не выпьешь.

Ждем!

Вадим. Декабрь, 1961 г.

Назад << . 5 . >> Вперед


Если Вы видите только один фрейм, для включения всей страницы нажмите здесь

О замеченных ошибках, предложениях и недействующих ссылках: davpro@yandex.ru
Copyright ©2007 Davydov